Советские пограничники в Афганистане

Военная история.
Вопросы, факты, расследования.

Модераторы: -=NT=-Baur, -=NT=-Jack

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Советские пограничники в Афганистане

Сообщение -=NT=-Jack » Ср фев 13, 2008 9:12 am

По работе только что накрапал очерк о бывшем пограничнике, участвовавшем в Афганской войне. Он мне принёс свой дембельский фотоальбом. Там много отличных фотографий. Сегодня вечером или завтра выложу всё это добро. А пока хочу сгрузить свою статейку годичной давности на ту же тему, только о другом человеке.

Главное богатство
Судьба Сергея Антонова сложилась так, что уже в молодые годы он увидел всю ширь Советского Союза. Родился он в Южно-Сахалинске, детство его прошло на Кубани, первую профессию получал он в Симферополе, а срочную армейскую службу проходил в Казани. Именно во время срочной службы начальник особого отдела части предложил Сергею Антонову поступить в Голицинское училище КГБ СССР. Это подмосковное училище имело пограничную направленность, но однокашники Сергея Антонова работали впоследствии и в военной контрразведке, и в Федеральной службе охраны, и в территориальных органах КГБ (ФСБ).
Порядки в училище существовали примерно такие же, как в аналогичных учебных заведениях Министерства Обороны. Разве что требования были жестче при отборе и подготовке курсантов, да и закрытой информации давалось больше. Курсантом Сергей Антонов застал московскую Олимпиаду-80 и участвовал вместе со своим курсом в обеспечении её безопасности.
После окончания училища лейтенант Антонов получил распределение на должность заместителя начальника заставы Даурского погранотряда. Даурия – это юг Читинской области: места дикие, малозаселённые – голые сопки на сотни километров и резко континентальный климат. Но и это – Родина, которую нужно охранять! А сосед там – Китайская Народная Республика.
Отношения с Китаем оставались тогда напряженными. Наши пограничники, как никто, другой ощущали на себе бессильную злобу китайцев. Нередко встречи дозоров на границе вместо положенного воинского приветствия сопровождались провокациями со стороны китайцев. Советская же политика была традиционной – на провокации не поддаваться. Тяготы службы в этом сложном регионе частично компенсировались отличным подбором личного состава и техническим обеспечением пограничников.
К середине 80-х годов Сергей Антонов стал начальником заставы. В 1986 году он получил предложение отправиться в заграничную командировку. Согласился. Вместе с ним медкомиссию в читинском госпитале проходили ещё 14 человек. Некоторые из них попали в Вашингтон, кто-то – в красавицу-Вену или экзотическую Аддис-Абебу. А Сергей Владимирович Антонов – в Демократическую Республику Афганистан.
Можно сказать, что советские пограничники участвовали в афганской войне ещё до ввода 40-й армии и даже после её вывода. К концу 70-х годов на сопредельной территории Афганистана стали бесчинствовать банды мятежников: терроризировали местное население, зверствовали над представителями власти и их семьями. Доходило до того, что в пограничную реку сбрасывали изуродованные тела активистов с таким прицелом, чтобы поток прибил их к нашему берегу. Всё чаще на нашу территорию залетали пули и снаряды.
Поэтому было принято решение: силами пограничных войск КГБ обезопасить Государственную границу СССР и прилегающие к ней территории от враждебных действий.
Первые советские пограничники переправились «через речку» в 1980 году. По мере эскалации гражданской войны усиливалась и группировка погранвойск, нацеленная на решение задач в Афганистане. В северных провинциях нашего неспокойного соседа базировались несколько мото-маневренных групп, а с территории Союза действовали десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ, лёгкие аэромобильные части численностью около 200 человек каждая). Одним из подразделений Термезской ДШМГ в 1986-88 годах командовал С.В. Антонов.
До начала командировки он прошёл дополнительный курс подготовки в учебном центре под Термезом (до автоматизма оттачивал стрельбу из всех видов стрелкового оружия, глубже изучал формы и методы оперативной работы).
В Афганистане перед пограничниками ставили такие общие задачи: обеспечение нерушимости Государственной границы, недопущение нападений на приграничные населенные пункты, борьба с крупными бандформированиями и работа по лидерам оппозиционных партий. То есть вначале проводилась серьёзная оперативная работа: собиралась информация, налаживались контакты с влиятельными людьми народностей и общин северного Афганистана, велись переговоры с лидерами вооружённой оппозиции.
Война в Афганистане отличалась тем, что твой сегодняшний враг завтра мог стать союзником и наоборот. Эта страна – особая, плохо поддающаяся пониманию европейца. Всю свою историю народности, её населяющие, воевали друг с другом или с завоевателями. «Традиция решать все споры оружием – в крови Афганистана, - говорит С.В. Антонов. – Так было до нас и продолжилось после нас. Даже внутри одной народности там не будет единства. А после ввода советских войск в Афганистан хлынули потоки оружия и денег от американцев, европейцев, арабов, китайцев. Бегать с автоматом по горам проще, чем выращивать хлеб или хлопок, поэтому за высокопарными словами об истинном исламе и священном джихаде чаще всего стояла простая отработка денег и междоусобная борьба за власть».
СССР не мог переиграть своих оппонентов финансово. Но это вовсе не означало, что мы изначально должны были проиграть войну в военном и политическом отношении. Действия советских погранвойск – прекрасное тому доказательство.
С.В. Антонов вспоминает, что во время его командировки одним из влиятельных оппозиционеров в том регионе являлся таджик Самат – глава военного крыла Исламской партии Афганистана по северным провинциям. Был он сильной, авторитетной фигурой, из разрозненных банд сплотившей вокруг себя дисциплинированное соединение в полторы тысячи активных штыков (сколько у него было резерва по окрестным кишлакам – точно не известно).
Пограничники неоднократно встречались с ним, заключали «джентльменские» соглашения: они не трогают нас – мы не трогаем их. В принципе, моджахеды сами часто были заинтересованы в подобных соглашениях. Ведь это глубокое заблуждение, что якобы вся афганская оппозиция единым фронтом боролась с «неверными». Борцы за веру частенько тузили друг дружку за выход к караванным тропам и иностранным подачкам. Простое невмешательство и тем более поддержка «шурави» могли оказаться очень кстати.
Соглашения с моджахедами позволяли поддерживать общую стабильность. Но, конечно, они время от времени нарушались оппозиционерами. Вот тогда на основе оперативных наработок применялась военная сила. Планировалась чёткая, адресная операция, направленная против конкретных банд и их лидеров. Подразделения ДШМГ, по традиции именуемые заставами, высаживались с вертолётов на господствующих высотах, отрезая пути отхода. А потом «броня», артиллерия и авиация пограничников уничтожали логово моджахедов. Иногда заставы ДШМГ проводили самостоятельные молниеносные операции. «Таких акций вполне хватало, чтобы показать, кто есть кто, - говорит С.В. Антонов. – Силу они уважали, как и везде на Востоке».
Благодаря грамотному планированию, чётким действиям во время операций и отличной подготовке личного состава потери с нашей стороны были минимальными.
О бойцах ДШМГ нужно сказать отдельно. В погранвойска вообще отбор был жёсткий, а уж в части специального назначения – тем паче. Порядочность, дисциплинированность, наличие боевого опыта – такие требования предъявлялись к кандидатам. В подразделении С.В. Антонова служили ребята из Кировской и Харьковской областей, Татарии, Чувашии, Удмуртии. Вспоминает он о них только хорошее.
За время афганской командировки С.В. Антонов был награждён орденом Красного Звезды и медалью «За отличие в охране Государственной границы».
Службу он продолжил в Молдавии. Пока не развалился СССР… Потом молдаване предлагали принять свою присягу, много всего сулили. «Я присягу два раза не принимаю», - такой был ответ.
Сергей Антонов перевёлся в Россию. Опять служил не в самом тёплом месте – в Красноярском крае. А уже перед пенсией попал в наши края: занимал ответственные должности в Ростовском погранотряде. После увольнения в запас вот уже три года работает на нашем заводе заместителем начальника службы безопасности по охране и режиму.
В самом конце нашей беседы я спросил: «Не жалеете, что тогда, в 1986-ом, судьба отправила вас не в Вашингтон или Вену, а в Термез»? Сергей Владимирович ответил так: «И на войне, и во время развала СССР было отлично видно – кто чего стоит. В те годы я приобрёл массу настоящих друзей, которые знают, что такое честь офицера и совесть. Они живут сегодня во всех концах России, но я уверен, что каждый из них придёт на помощь, если мне будет трудно. Они – главное богатство, которое я нажил. Разве можно об этом жалеть»?
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Пт фев 15, 2008 12:15 pm

Это вторая статейка. С сокращениями (про завод наш вырезал).

По ту сторону пограничных столбов
Цифры исторической статистики – вещь зачастую скучная. Но за ними стоят факты. Вот пример. 90 тысяч пограничников и бойцов других подразделений КГБ СССР прошли Афганистан. Это 15 процентов всего советского воинского контингента, участвовавшего в той войне. Боевые потери войск КГБ в Афганистане – только 4 процента от общего числа. Небоевые потери – вдвое ниже, чем у армейцев. Пропавших без вести и попавших в плен у частей КГБ не было вообще!
Такая статистика говорит о многом: об эффективной разведке и оперативной работе, о кропотливом планировании боевых операций и чёткости их проведения, отличной подготовке офицеров и солдат. Сегодняшний наш рассказ об одном из бывших бойцов десантно-штурмовой маневренной группы (ДШМГ) Пянджского погранотряда КГБ СССР.
Владимир Бахарев после окончания техникума шёл на срочную службу по комсомольской путёвке. Какого-то особого желания служить именно в том или ином роде войск у него не было. На комиссии определили, что служить ему в погранвойсках. Отбор туда был очень жёстким, но у Владимира имелась отличная характеристика, к тому же он серьёзно занимался регби и сам по себе был парнем крепким.
Из Батайска Владимир Бахарев попал в учебный центр погранвойск в городе Нефтечала на юге Азербайджана, а оттуда – уже на заставу у посёлка Гадрут Ленкоранского погранотряда. Прослужил он там всего две недели. Дело в том, что на заставу пришло распоряжение: выделить одного молодого бойца для прохождения дальнейшей службы на границе с Демократической Республикой Афганистан. Вместе с Владимиром Бахаревым в том пополнении пришли два специалиста – кинолог и прожекторист. Специалистов, конечно, командир отдавать не захотел. Поэтому охранять границу с Афганистаном доверили нашему земляку, потому что он числился просто стрелком. Так Владимир и попал в учебный центр в Термезе, готовивший наших военнослужащих к боевым действиям в горах. Там пограничников учили, как быстро и грамотно окапываться, как нести службу ночью, как ездить на бронетехнике и что делать в случае её подрыва. И много, очень много стреляли. В Термезе Владимир Бахарев получил специальность стрелка ручного противотанкового гранатомёта.
Уже в Термезе стало ясно, что советским солдатам приходится в Афганистане не только строить дороги и школы. Учебный центр находился в непосредственной близости от границы, и по ночам было видно, как на сопредельной стороне летают очереди трассеров и вспыхивают разрывы снарядов и мин.
Вообще, советские пограничники начали действовать на территории ДРА ещё до официального ввода войск в эту страну и продолжали проводить там боевые операции даже некоторое время спустя после официального вывода 40-й армии. Этого требовала главная задача, стоявшая перед погранвойсками КГБ СССР, - обеспечение безопасности и неприкосновенности государственной границы нашего государства. Сидя только «на своём берегу реки», кардинально решить её было невозможно. Поэтому в северные провинции Афганистана от каждого примыкавшего к ним погранотряда ввели несколько мотоманевренных групп (ММГ) – хорошо вооруженных автономных подразделений с бронетехникой, а с территории Союза действовало по одной десантно-штурмовой маневренной группе (ДШМГ). Каждая ДШМГ насчитывала около 200 человек, была отлично оснащена лёгким оружием и предназначалась для действий в качестве вертолётных десантов. Эти подразделения стали надёжным буфером, который непосредственно прикрыл приграничные регионы Советского Союза от полыхавшей в Афганистане войны.
В декабре 1985 года Владимира Бахарева направили в ДШМГ Пянджского погранотряда. Там он стал наводчиком станкового гранатомёта СПГ-9. На западе такой вид оружия называется безоткатным орудием. По сути это крупнокалиберный гранатомёт, установленный на станке. СПГ-9 имел расчёт из четырёх человек. Двое переносили боекомплект, двое – само орудие. А так как со станком и прицелом гранатомёт весит порядка 60 килограмм, в расчёты СПГ подбирали только физически сильных ребят.
Всё равно, если группе предстоял длительный пеший переход, нести боеприпасы гранатомётчикам помогали все: снайперы, стрелки, пулемётчики – каждый брал по одному-два снаряда. Ведь от этого зависела жизнь и успех в бою. СПГ-9 являлся самым мощным и дальнобойным видом вооружения ДШМГ. Он стрелял осколочными и кумулятивными гранатами. Кумулятивные боеприпасы отлично разрушали лёгкие укрытия: ДЗОТы, глинобитные дувалы и т.п. По паспорту СПГ стреляли на дальность до 4 километров, но «эксперименты на местах» быстро показали, что, подсунув под переднюю «ногу» станка камень или мешок с песком, можно увеличить дальность до 7 километров.
За время службы в пянджской ДШМГ (с декабря 1985 по июнь 1987 года) Владимир Бахарев пролетел на вертолётах весь север Афганистана, участвовал в 42 боевых операциях. Некоторые из них проходили в несколько этапов, поэтому можно сказать, что на его счету более 50 операций. Длиться они могли от двух суток до месяца. Ходили на перехват караванов, устраивали засады, брали штурмом укреплённые районы душманов. Группа постоянно находилась в получасовой готовности к вылету.
Каждая операция планировалась самым тщательным образом. Поэтому и потери у пограничников всю войну оставались низкими. Но всего спланировать заранее, конечно же, невозможно. Поэтому иногда победу приходилось вырывать в ожесточённых боях, только благодаря боевой подготовке бойцов-пограничников, их стойкости – прежде всего психологической.
Так, рано утром 12 апреля 1987 года началась операция против засевшего в кишлаке Гумай бандформирования. Воздушная разведка не смогла обнаружить несколько замаскированных укреплений. Душманы подбили один вертолёт Ми-24, а высадившийся десант попал под мощный огонь. Сутки шёл бой. Только к следующему утру пограничникам удалось заблокировать душманов в нескольких укреплённых позициях. Потом их ещё два дня добивала авиация. В этом бою ДШМГ потеряла двух человек убитыми и шестерых ранеными. Погиб командир взвода, в котором служил Владимир Бахарев, - старший лейтенант Искаков (посмертно он был награждён орденом Боевого Красного Знамени). Был ранен командир расчёта их гранатомёта.
В горах гранатомётчикам приходилось очень тяжело на длительных пеших переходах. Помимо гранатомёта и выстрелов к нему на себе несли автоматы и патроны, амуницию, вещь-мешки. Поэтому жертвовать приходилось продуктами: брали только суточный запас. Остальное выбрасывали. В сухом пайке были обычно две банки каши с мясом, консервы, сгущёнка, булка хлеба, чай, сахар. Зато когда подразделение добиралось до места, расчётам СПГ жилось чуть лучше, чем остальным. Они являлись монопольными обладателями ящиков из-под выстрелов. А сухое дерево в горах – настоящий клад. Поэтому за дровами к гранатомётчикам захаживал весь остальной отряд.
Не всегда удавалось вертолётчикам доставлять продовольствие и воду для десантов. Воду, кстати, паковали в своеобразные бурдюки – вдетые один в другой полиэтиленовые мешки. И тут уж начинается лотерея. Один приземлится целым, другой разобьётся. Случались дни, когда воды и продуктов начинало не хватать. Тогда в ход шли трава и снег.
А бывали и другие случаи. Во время долгих «сидений» на территории Афганистана сухие пайки постепенно приедались. Тогда начинался обмен с местным населением – по большей части таджиками и узбеками. Наши им - тушенку, они нашим - барашка.
Афганцы по-разному относились к советским солдатам. Бедняки обычно лучше или равнодушно, богачи боялись. Богатеи чаще всего вообще снимались и уходили из родных мест, когда приходили «шурави». Их пустующие большие дома всегда отличались по стёклам в окнах. У бедняков же в лучшем случае была натянута советская полиэтиленовая плёнка. Зато лечиться у русских любили все! И если местные узнают, что в подразделении есть медик, - весь посёлок придёт за трепетно любимыми таблетками.
Владимир Бахарев говорит, что у пограничников дедовщина была в том смысле, что на базе молодые чаще ходили в наряды и лишний раз могли вымыть казарму, но об издевательствах даже речи не шло. За службу рядовому и сержантскому составу начислялась зарплата: 7 рублей в месяц деньгами и 12 - чеками «Внешпосылторга». Они шли на сберкнижку и выдавались вместе с военным билетом при увольнении в запас. Да и не нужны были там ни рубли, ни чеки. В афганских дуканах на них ничего купить было нельзя, а афгани бойцам не полагались. Когда Владимир вернулся домой, купил в «Берёзке» себе магнитофон, а остальные деньги потратил на подарки.

Воть. Такие дела... Фотки выложу на выходных. И к ним кой-чего добавлю из того, что в статею не вошло.
Сегодня же 15-е. Типа, День воинов-интернационалистов. Войска из Афганистана официально вывели 15 февраля...
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Varysh
Пилот-истребитель
Сообщения: 1059
Зарегистрирован: Вс дек 10, 2006 12:18 pm
Откуда: г. Пермь

Сообщение -=NT=-Varysh » Пт фев 15, 2008 2:26 pm

Интересно. У меня там дядя офицером служил.

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:10 pm

Все фотки Владимира Бахарева.
Вложения
7.jpg
7.jpg (32.94 КБ) 9831 просмотр
6.jpg
6.jpg (67.61 КБ) 9831 просмотр
2.jpg
2.jpg (99.27 КБ) 9831 просмотр
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:12 pm

123
Вложения
21.jpg
21.jpg (49.17 КБ) 9829 просмотров
18.jpg
18.jpg (67.14 КБ) 9829 просмотров
11.jpg
11.jpg (69.34 КБ) 9829 просмотров
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:14 pm

456
Вложения
29.jpg
29.jpg (62.07 КБ) 9827 просмотров
25.jpg
25.jpg (78.77 КБ) 9827 просмотров
22.jpg
22.jpg (89.65 КБ) 9827 просмотров
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:16 pm

789
Вложения
35.jpg
35.jpg (60.62 КБ) 9823 просмотра
34.jpg
34.jpg (74.73 КБ) 9824 просмотра
32.jpg
32.jpg (78.64 КБ) 9826 просмотров
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:20 pm

101112
Вложения
49.jpg
49.jpg (78.96 КБ) 9822 просмотра
44.jpg
44.jpg (99.79 КБ) 9822 просмотра
36.jpg
36.jpg (73.84 КБ) 9822 просмотра
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:22 pm

131415
Вложения
70.jpg
70.jpg (94.91 КБ) 9821 просмотр
69.jpg
69.jpg (74.46 КБ) 9821 просмотр
52.jpg
52.jpg (80.07 КБ) 9821 просмотр
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вс фев 17, 2008 10:24 pm

1617
Вложения
79.jpg
79.jpg (69.42 КБ) 9820 просмотров
73.jpg
73.jpg (94.45 КБ) 9820 просмотров
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вт фев 17, 2009 1:27 pm

Интересная получилась ситуация. На это 23-е февраля я снова наткнулся на одного очень интересного ветерана Афганистана. Опять пограничник! :) Только на этот раз из состава одной из ММГ Московского погранотряда. Служил на территории ДРА, на точке "Даркат".
Выкладываю очерк, который у меня получился для нашей многотиражки, а потом добавлю то, что в неё не вошло по цензуре и ограничениям в объёме.

На «точке»
С незапамятных времён, как только армия сталкивалась на чужой территории с сопротивлением партизан, в противовес ему армия сразу начинала возводить систему небольших крепостей. Ничего более эффективного не придумали со времён Римской империи до наших дней. Из крепости можно держать под контролем прилегающую территорию, а, когда это требуется, собрать в нужном месте в нужное время сильный отряд из гарнизонов нескольких крепостей. Русские использовали такую тактику, например, при завоевании Сибири и на Кавказе.
Служба в далёких гарнизонах не была лёгкой и поэтому никогда не считалась престижной. Но от этого она не становилась менее нужной. Потому что постепенно, год за годом, но местное население на новой территории всё-таки замирялось, а эти небольшие крепости позже превращались в мирные города.
Система укреплённых пунктов использовалась Советской Армией и пограничными войсками КГБ СССР в Афганистане. Вообще, советские пограничники начали действовать на территории ДРА практически сразу после ввода туда 40-й армии. Главной целью для них по-прежнему оставалась безопасность и неприкосновенность Государственной границы СССР, но изменились методы её достижения: вместо того, чтобы сидеть и ждать нападений вооружённых бандформирований на приграничные районы советской Средней Азии, пограничники стали противодействовать противнику на его же территории.
Сначала для этого в Афганистан были введены так называемые сводные боевые отряды погранвойск, а с января 1982 года – уже штатные мото-маневренные группы (ММГ). Каждый погранокруг, прикрывавший границу с Афганистаном, выдвинул на сопредельную территорию по нескольку ММГ. Они и развернули цепочку укреплённых пунктов, защитивших советские республики от проявлений афганской войны. Официально эти небольшие форты назывались «пунктами постоянной дислокации», а неофициально – «точками». На одной из таких точек – Даркат – полтора года служил сержант Юрий Ольховик. Сегодня он работает слесарем в ТПЦ №1. О его службе в Афганистане наш сегодняшний рассказ.
Юрий Анатольевич Ольховик родом из Днепропетровской области. Там учился в школе и техникуме, оттуда призвался на срочную службу в 1984 году. Попал сначала на распределительный пункт погранвойск в Белоруссии, а оттуда – в школу сержантского состава (городок Великие Мосты под Львовом). Обучение там проходило по двум направлениям: строевому, для будущих младших командиров, и кинологическому, где готовили инструкторов-собаководов.
После завершения полугодичного курса с документами молодых сержантов-выпускников знакомилась специальная комиссия. Некоторым предлагали продолжить службу, защищая неспокойную границу с Афганистаном и участвуя в оказании интернациональной помощи афганскому народу. Нужно подчеркнуть, что именно некоторым и именно предлагали. Не желаешь – можешь отказаться и честно служить дальше на другом участке границы. То есть по линии КГБ туда направляли только хорошо подготовленных и прошедших отбор добровольцев.
Юрий Ольховик согласился, хотя о том, что в Афганистане ведутся боевые действия, к тому моменту он уже знал от старших товарищей. Впереди у него были две недели акклиматизации к условиям горной местности в среднеазиатском учебном центре погранвойск под Пянджем. А учить сержанта было уже практически нечему: в школе сержантского состава подготовка была отличной.
По распределению постоянным местом службы для сержанта Ольховика стала точка «Даркат», прикрывавшая западный фланг Московского погранотряда. Даркат – это крупный кишлак на острове, образованном руслом реки Термез, и окружённый со всех сторон горами. Но сам кишлак находится в низине, заросшей «зелёнкой» - труднопроходимыми зарослями из низких деревьев, густого кустарника и травы. Кишлак располагался на оживлённом караванном пути и являлся мелким административным центром. Рядом с ним почти на всё время Афганской войны и обосновалась «точка» одной из ММГ Московского погранотряда.
Точка представляла собой небольшой, но хорошо защищённый укрепрайон. Все жилые и хозяйственные постройки располагались под землёй и были, по сути, землянками, укрытыми сверху слоем камней. Рядом с казармой находились укрытия для четырёх штатных бронетранспортёров БТР-60 – основного средства передвижения пограничников по округе. По периметру были вырыты огневые позиции в полный профиль, соединённые с казармами ходами сообщения. Так же на каждой точке оборудовались позиции миномётов (самого мощного вида вооружения ММГ), вертолётная площадка и собственная артезианская скважина. Вокруг всё это окружалось плотным многослойным минным полем из мин различного типа и назначения, системой сигнализации, а так же забором из колючей проволоки. Свободной оставалась только дорога для въезда и выезда.
Начальником точки был офицер в звании майора. Старший лейтенант командовал миномётной батареей из 20 человек. Ещё один старший лейтенант руководил четырьмя отделениями стрелков-пограничников – так называемым ДШ (это ещё порядка 30 человек личного состава). Плюс в штате Дарката были два прапорщика и два сапёра. Сержант Ольховик командовал отделением: водитель и стрелок БТР, пулемётчик, снайпер и три стрелка.
Жизнь на Даркате шла особым порядком. Ты выбрался из землянки, именуемой казармой, траншеей добрался до огневой точки или наблюдательного пункта и несёшь там охрану в жару, ветер, холод. Через несколько часов тебя сменяет твой товарищ. Тем же ходом возвращаешься в казарму и валишься от усталости спать. Потом всё повторяется.
Время от времени ДШ покидает «точку» для проведения операции. Под этим могла подразумеваться засада на пути банды или каравана с оружием, участие в крупных операциях вместе с отрядами из других «точек» и десантно-штурмовыми подразделениями, прилетавшими на вертолётах с территории СССР. Также это могли быть прозаические обыски на рынке или прочёсывание кишлака. Даже каждый выезд за дровами являлся боевой операцией, потому что к любому выходу за оборонительный периметр пограничники относились с максимальной ответственностью, как к боевой операции.
На «точке» кухонные печи топились дровами. Запастись ими можно было только в соседней «зелёнке» - излюбленном душманами месте засад. Поэтому на каждый выход составлялся план. Начальник «Дарката» докладывал его в Московский погранотряд, а потом его утверждали в пограничном округе. Так было всегда. За каждой деталью и мелочью, на первый взгляд незначительной, на войне стоит человеческая жизнь. Пограничники ценили своих людей на вес золота. И поэтому потери у них в Афганистане были минимальными.
Потери у погранвойск были низкими ещё и потому, что они вели кропотливую оперативную работу с местным населением и противником. То есть ситуация на той стороне отслеживалась и на неё оказывалось постоянное влияние, поворачивая её в нужное нам русло. Где необходимо, оказывалась помощь и поддержка. В противном случае проводилась точечная, хорошо спланированная операция, удалявшая причину назревающего «нарыва».
Ещё одна немаловажная причина высокой эффективности действий пограничников в Афганистане – отличная подготовка и высокое моральное состояние личного состава. Несмотря на то, что прибывший на Даркат Юрий Ольховик был сержантом, старослужащие на боевых операциях по началу задвинули его себе за спину. Дедовщины на «точке» не было и быть не могло даже теоретически. Во-первых, каждый боец ел, спал и даже в отхожее место ходил только с личным оружием. Во-вторых, служили там исключительно добровольцы. Боец мог подойти к командиру и сказать: «Я больше не могу. Отправьте меня в Союз». И его не удерживали. Такой случай был. На Даркат пришёл служить парень-таджик. Не смог. Его отправили вертолётом обратно, в Союз.
Служба на «точке» была очень тяжёлой. Там не ходили строем, не делали зарядку, офицеры не проверяли пуговицы и подворотнички и не читали политинформацию. Не до того было. Потому что воевали. Всерьёз. Изо дня в день, даже если в этот день не было стрельбы. Люди старели там очень быстро. Во время службы на «Даркате» Юрий Ольховик встретил парня из своего техникума – и они не узнали друг друга в лицо. Ветер и солнце сделали своё дело.
Раз в месяц из Союза прилетал вертолёт. Он, помимо основных грузов, привозил письма – главное и единственное чтение. Газет и журналов на Даркат не возили. Читать их было бы просто некогда. Был там телевизор, который работал от движка с генератором. Показывал он первый канал советского ТВ. Включали его во время трансляции единственной передачи - программы «Время». Электрического освещения не было – пользовались только ручными фонарями.
Зато питание на «точке» было организовано отлично, насколько это только позволяли условия: тушенка, сгущёнка, замечательный сыр, мармелад, масло. Для всех в бочках стояла солёная красная рыба. Консервы можно было есть почти в неограниченных количествах. То есть рядовые и сержанты фактически получали офицерский паёк. Хлеб пекли сами. И белый, и чёрный. Кто не курил – получал дополнительный сахар. Курильщикам полагались сигареты. Правда, очень низкого качества. Юрий Анатольевич после службы привёз на пробу одну пачку сигарет «Охотничьи» для отца – заядлого курильщика. Отец попробовал одну сигарету и больше курить их не стал. Слишком уж крепкими оказались.
По своему, особому рациону питались две собаки, которые несли службу на «точке». Люди на «Даркате» менялись, а собаки оставались. Жили они в отдельных вольерах. Занимались поиском мин. Обнаружить мину тогда было уже делом крайне сложным: только с помощью щупа и обоняния служебной собаки. Один такой случай остался на памяти Юрия Ольховика. Собака остановилась над установленной миной, принюхалась, помедлила, но прошла дальше. Сапёр на всякий случай воткнул в это место щуп – она, родимая! После этого пограничники, участвовавшие в том выходе, отдали собаке всю свою сгущёнку.
Как только в литературе или кино начинается рассказ о подобных подразделениях в американской или французской армии во Вьетнаме или Алжире, сразу же заламываются руки в душевных терзаниях, главгерои заливают действительность крепким алкоголем, колются или курят «дурь». Было ли так на самом деле – пусть французы и американцы разбираются сами. На «Даркате» такого не было. Юрий Анатольевич говорит: «Ещё в самом начале моей службы в Афгане, один умный человек сказал мне такую мудрую фразу: «Убиваете не вы, убивает оружие. Если ты этот принцип усвоишь и примешь, то голова у тебя будет в порядке. Меньше думай, а больше работай». Так и делали. У нас не пьянствовали и не курили «дурь». Мы могли вступить в бой в любой момент. А пьяный или обкуренный – ты не боец, а покойник. Во время боя о том, что могут убить, не думаешь. Страшно становится потом. Особенно когда ночью, даже во сне, твои товарищи продолжают вести бой».
Юрий Ольховик должен был уволиться в апреле 1986-го, но ушёл только в июне. Душманы тогда активизировались, и операции у советских пограничников следовали одна за другой. В июне он улетел вертолётом в отряд. Там ему вручили медаль «От благодарного афганского народа», казначей выдал причитавшуюся за полтора года зарплату. А потом капитан из отряда сопроводил бойцов до железнодорожного вокзала в Душанбе, выдал им военные билеты и посадил на поезд до Волгограда. Так закончилась для Юрия Ольховика Афганская война.
«Время от времени воспоминания о ней всплывают в памяти. И наяву, и во сне, - сказал Юрий Анатольевич в конце нашей беседы. - Но если бы мне снова пришлось делать выбор – служить там или не служить – я поступил бы точно так же. Так меня воспитали. Мне нечего стыдиться. Я служил с отличными ребятами, с которыми я мог не бояться за свою спину. Мы выполняли там свой долг перед родиной».

Вот такая статья получилось. Теперь о невошедшем в текст.
Их призыву как раз пришлось обкатывать новую форму - "афганку". Там, как вы сами знаете, старую добрую пограничную панаму заменили на кепи. У них испытания вылились в то, что у бойцов через сутки сгорели к собакам уши.
БТР-60 - штука непростая. Но ремонтировали их только на месте. Если что-то серьёзное, собирались вместе все четыре водителя и начинали агрегат курочить. И справлялись. С БТРом его отделения была как-то раз история, что на выходе полетел гидроусилитель руля - пришлось, пока домой не добрались до дому, крутить баранку вдвоём.
Человек несколько раз повторял, что пограничники в Афгане действовали полность автономно от 40-й армии. Во всём! Оперативно, в сфере снабжения и обеспечения, разведки и всего прочего. Доходило даже до того, что своих хирургических больных погранцы тащили вертолётом в свой же госпиталь аж в Душанбе! Я не буду браться судить такое решение руководства КГБ. Наверное, это было правильно, раз так решили (у руля КГБ тогда не дураки сидели) и результат в итоге был положительным.
Кстати, о больных. На "Даркате" за всё время службы Ю.А. Ольховика не заболел ни один боец. Был только один-единственный случай, когда солдата укусил скорпион. Пару дней он повалялся, отпоили его чаем, - встал в строй. На точке был свой фельшер. К нему местные любили ходить - лечиться. У фельшера, кстати, был спирт. Но человек чётко сказал: пьянок не было.
Что ещё интересного?.. А! Вот что! У него сложилось стойкое убеждение, что Даркат находился где-то очень далеко от границы. Я, ессессно, сразу после нашей беседы полез в Гугл искать, где всё это происходило. Оказывается, всего в десятке километров от госграницы! Могу объяснить это только так: классической границы, как мы её себе представляем (с КСП, столбами, системами охраны и пограничниками с овчарками), на данном участке не существовало. На БТР пилить до ощутимо-советской цивилизации было очень долго - больше 10 часов. Поэтому и сложилось такое впечатление. Видимо, так...
Как и первый пограничник, с которым я общался, он хорошо отзывается об афганском ХАДе. Все остальные (царандой и прочие) - никакие. Рядом с "Даркатом" была афганская пограничная застава. Как-то ночью наши услышали стрельбу в той стороне. Оказалось, что им не выплатили жалование и личный состав перестрелял офицеров и ушёл в банду.
Спрашиваю, как к относились остальные наши погранцы к тем, кто служил на "точке". Человек покрутил пальцем у виска. Говорит, что по ту сторону стобов условия были гораздо лучше, а льготы те же. Заскочил на несколько часов на территорию ДРА с какой-нибудь оказией - всё, ты участник. Ребята с "точки", как я понял, относились, к тем, кто служил на советской стороне, с пренебрежением. На "точку" идёт колонна снабжения из Союза - ребята с точки её прикрывают собой. А те сморят потом на них, как на придурков. Отсюда такие взаимоотношения. Человек, к слову, как-то вскользь упомянул, что какая-то дамочка (то ли чья-то дочка, то ли кто-то в этом роде) выдала ему лично фразу "Да у тебя руки по локоть в крови!".
Поинтересовался, что за офицеры служили на "точке": не по "залёту" ли там были за провинности и т.п. Говорит, что офицеры все были отличными. Настоящими профессионалами и патриотами. Драть бойцов там никто не драл, но были, например, жёсткие, которые заставляли в земле ковыряться по-серьёзному. Их по-началу про себя всякими словами называли. А после первого же обстрела: "А ведь и правильно, что заставил...". Спрашиваю тогда: "А вы общались с офицерами? Знали, например, откуда они?". Нет, говорит, у них не принято было узнавать кто, откуда и чего. Назвал своего командира ДШ - капитан Травкин.
Были на "точке" потери при нём. Но упомянул только один эпизод. На операции потеряли БТР. Подбит из гранатомёта. Погиб стрелок БТР и 6 контузий. Объясняет тем, что ориентировка была на одно количество духов, а их там оказалось в несколько раз больше. Я потом искал по пограничным форумам информацию по этому случаю и, кажется, нашёл. Цитирую:
Давыдов Валерий Иванович 27.02.86 года попали в засаду у кишлака Шур-Араб.Наводчик КПВТ БТР погиб от прямого попадания гранаты от РПГ (пробила бТР насквозь) ну и его тоже в грудь.Он с ПЗ 3 Даркад.На помощь выбрасывали ДШ какое не знаю.Раненые у них точно были расчет СПГ накрыли из РПГ.На счет погибших не знаю.
Граната прошила 6 0 Б Т Р по середине с боку представляешь где,как раз наводчик сидит.На каком то сайте есть что он операто -наводчик БТР но отряд другой и ММГ не та.Я тоже по документам прожекторитст хотя у нас и прожектора то не было.Служил снайпером.Шур-Араб где то на против Даркада через речку.Даркад-Тахорская провинция.Нурхель,Каратыпа,Кальтут.В общем этот район.Входили на бортах из Московского поэтому точно сказать не могу.

Вот такая инфа.
На "точке" у каждого была своя индивидуальная ложка. И берегли её как зеницу ока, не хуже оружия. После того, как он потерял раз свою, старик сделал ему цепочку и посоветовал носить ложку на цепочке. Интересуюсь, конечно, почему. Грит, дык а что ты будешь делать без ложки на операции?! Потерял - и всё, кранты, будешь голодным!
Награды у пограничников давали очень скупо. У него, как я писал, медаль "от благодарного афганского народа". А ещё нагрудные знаки пограничника всех трёх степеней. Человек ими очень гордится. Говорит, что каждый давали за полгода службы.
Денег у них на "точке" не было. Чеки Внешторгбанка им выдали только в отряде, при увольнении. По 24 рубля чеками за каждый месяц службы ТАМ. Казначей выдал их вместе с корочкой, в которой было записано, что получены они во время выполнения интернационального долга и т.д.
Изображение

Герман
Посетитель
Сообщения: 1
Зарегистрирован: Вс мар 08, 2009 6:29 pm
Откуда: Москва
Контактная информация:

Военная история

Сообщение Герман » Вс мар 08, 2009 6:41 pm

Спасибо автору за статьи!
Если есть возможность связаться с героями рассказов, будем очень Вам признательны, если Вы сообщите им об объединении сайтов пограничников в Афганистане.

Изображение

RomanUlet88
Посетитель
Сообщения: 1
Зарегистрирован: Чт июн 24, 2010 9:49 pm

гильотины в казани

Сообщение RomanUlet88 » Чт июл 01, 2010 11:49 am

А мужики-то не знают :)

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Чт июл 01, 2010 5:36 pm

Знают (кроме первого, Антонова, который пару лет назад уехал из нашего города). :) Только у них интернета нет. И компьютеров. Как-то у них не сложилось с этим делом.
Я, кстати, нашёл на своём заводе ещё одного ветерана Афганистана - пограничника. Офицера. Ивана Брянцева. Говорили, что у него две Красные Звезды. Даже видел его пару раз мельком. Только руководство моё, туды его в качель, не даёт к нему сходить насчёт обстоятельной беседы! Всё поём гимны, как у нас всё зашибись. :twisted:
Изображение

IliaUlet6
Посетитель
Сообщения: 1
Зарегистрирован: Чт июл 29, 2010 9:29 pm

станки в Набережных Челнах

Сообщение IliaUlet6 » Сб июл 31, 2010 7:08 am

А мужики-то не знают :)


Вернуться в «-=Военная история=-»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость