Самолётные истории

Литературные опыты, интересные треки, клипы

Модераторы: -=NT=-Varysh, -=NT=-Baur, -=NT=-Коrd

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Самолётные истории

Сообщение -=NT=-Jack » Сб фев 27, 2010 12:15 am

Появился у меня замысел новой повестюшки о лётчиках и самолётах. Попробую его здесь во что-то ощутимое воплотить.
Сразу предупреждаю, что в начале пролога будет ненормативная лексика. Без неё тут никак не обойтись. Потому как тогда правды жизни не будет.
:)

Пролог.
«Да пошло оно всё нах!»

- Начальник охраны…
Покрытый багровыми пятнами зам по сбыту, наконец, смог сесть, промакивая пот платком в дрожащей руке. По заведённому на комбинате «ЖБИ» обычаю отдрючиваемый директором руководитель мог садиться только после того, как шеф переключится на следующего. Даже если шеф углублялся в философствования по поводу повышения рождаемости в стране, пациент должен был стоять, скромно опустив глаза долу. А директор сегодня был в ударе. Однозначно!
Начальник охраны Бровин встал.
- Сколько, блядь, раз я буду доводить до вас элементарные правила хорошего тона?
Воцарилась театральная пауза.
- Когда наша доблестная охрана поймёт, ёпть, что культура начинается с проходной?
Снова пауза. Шеф наслаждается моментом, а Бровин смотрит в стол перед собой.
- Машина Директора... ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА!.. Машина директора вынуждена стоять перед забором и ждать, когда ваш спящий красавец проснётся, выковыряет козюли из носу и откроет ворота!..
Все уже понимали, что сейчас уволят охранника, который прозевал открыть ворота перед машиной директора так, чтобы она влетела на территорию, не притормаживая.
- Николай Иванович, охранник в тот момент убирал вокруг поста по вашему распоряжению.
О-па! Вот это уже необычный оборот! Все начальнички исподтишка дружно шмыгнули глазками по Бровину и с интересом стали ждать развязки. Негласное правило выживания на «ЖБИ»: директору возражать нельзя. Даже оправдываться. Положено отвечать: «Есть, Николай Иванович!» и выполнять указание. Но все знали, что Бровину директор благоволил и иногда позволял ему некоторые вольности. Они служили в одно время в Шинданде: директор – начальником склада, а Бровин – строевым лётчиком.
- У него вся ночь была впереди на приведение территории в порядок. Короче, чтобы этого распиздяя уже сегодня на комбинате не числилось. До остального личного состава ещё раз довести порядок пропуска автотранспорта на территорию. Всё. Садитесь.
Директор перевёл глаза на сидящего следующим главного энергетика. Тот подскочил, даже не дожидаясь начала очередной директорской тирады, - девственно потупясь, как положено. Но начальник охраны почему-то всё не садился и (вот это ничего себе!), набычившись, буравил взглядом директора!!
- Николай Иванович, у этого охранника орден Мужества за первую Чечню и трое детей.
- Правила у нас для всех одинаковые. Распиздяев – за забор. Всё! Тема исчерпана… Главный энергетик, какого члена на меня ссыт магистраль возле второго цеха?! Вас отправить следом за тем бывшим охранником на биржу труда – груши околачивать?
«За-ба-дал!». Сопровождаемый совершенно ошалевшими взглядами начальничков, Сергей Бровин прихватил ежедневник под мышку, развернулся и вышел из кабинета под комментарий директора «Сядь на место, Сергей, или эта дверь перед тобой второй раз не откроется».
В тот же день он получил расчёт и уволился с «ЖБИ». На душе было пакостно: из-за того, что он столько лет терпел всё это барство, и потому, что не сдержался сегодня, а ещё больше оттого, что впереди в его судьбе маячила только полная жопа и вечером его ждал тяжёлый разговор с женой. Ирина – она из того редкого нынче типа русских жён, которые ездили за мужьями в ссылки и каторги. Она, конечно, примет его решение, не будет ему устраивать скандалов и истерик, но тихонько спросит наедине: «Что мы будем делать дальше?».
Ответа на этот вопрос у Бровина не было. Сын Вовка в этом году оканчивал авиационный институт, а дочка Катюшка готовилась туда поступать. Володька дальше твёрдо вознамерился идти по контракту в армию, как выпускник военной кафедры. И сколько папа – офицер запаса – ему не вдалбливал, что делать там нечего, сын упрямо придерживался своего решения.
День проходил за днём. Ничего, кроме работы ночным сторожем в салоне сотовой связи, Бровин найти не смог. Пришлось довольствоваться этим. Но то ещё было полбеды. За оградой домика Бровиных уже полтора года как возвышался новый трёхэтажный особняк сынишки директора «ЖБИ». Крошечный по сравнению с ним домик Бровиных отделял владение «царевича» от моря, и наследник местного олигарха давно с интересом поглядывал на соседский участок. Продавать его Бровин отказался. Но, пока Сергей работал на «ЖБИ», папа из соображений «полкового товарИщества» не позволял сынишке озорничать.
После демонстративного ухода Бровина с комбината Николай Иванович дал сыну «добро» на улучшение условий обитания. Тот уже ничего не стал предлагать соседям. Какими-то путями неожиданно объявились бумажки, согласно которым дом, построенный дедом Сергея ещё при Хрущёве, возведен у моря незаконно. Решением городского суда дом подлежал сносу, и Бровиным предписывалось выехать из него в недельный срок.
До конца недели оставалось четверо суток. Сергей вернулся с дежурства и сидел сейчас за столом, в раздумьях вяло помешивая почти остывший чай. Денег на адвокатов и апелляции у них нет. Получалось, законных методов остаться жить в своём же доме, у него не осталось.
Он смотрел на стальной ящик, в котором хранился его помповый «Моссберг».
Нет, просто так он из дедовского дома не уйдёт... Ирину с детьми – к тёще. А дальше? Завалить «царевича» или забаррикадироваться в доме, когда сюда явятся судебные приставы? Возможно, поднимется шум. Только будет ли толк?
Сидевшая напротив него за столом жена перехватила взгляд, направленный на ящик с ружьём.
- Не смей даже думать об этом!
Она тут же порылась в шкафу и забрала себе спрятанный там ключ от ружейного ящика. Понимая, что только этим мужа не остановить, если тому втемяшилось в голову как на Диком Западе защищать свой дом с оружием в руках, она добавила:
- Серёжа, не делай глупостей. Ты не поможешь делу тем, что сядешь в тюрьму.
- Что ты предлагаешь? Плюнуть на всё и просто так уйти из собственного дома? Не будет такого!
- Палить из ружья – это не выход… Пока поживём у мамы, а дальше… Дальше – будет видно…
Бровин оставил в покое окончательно остывший чай, встал из-за стола и плюхнулся в кресло. Краем глаза он заметил, что на экране оставленного им на журнальном столике ноутбука моргает новое сообщение в «Одноклассниках». «Кому я там понадобился?!»…
Ему трудно было поверить, но понадобился он своему однокашнику Олегу Гапону. Звучит странно, но Гапон – это не кличка, а фамилия. Как и у его знаменитого однофамильца, у Гапона был отлично подвешен язык. В Ейском училище он быстро стал комсоргом эскадрильи. Ещё более удивительно, что Гапон не только языком трепал на комсомольских собраниях, но и летал отлично. Вместе с Бровиным они потом служили в одном полку, в Борзе. Потом в Германии. Потом в Афганистане. В Шинданде Гапон стал комэском…
Когда развалился Союз, Олег первым просёк, что в армии больше ловить нечего. Тогда-то и разошлись их с Бровиным дороги. Олег ушёл в какой-то околоавиационный бизнес, а Сергей Бровин остался в военной авиации. Вернее в том, что от неё осталось. Их полк Су-17 расформировали. Бровина переучили на фронтовой бомбардировщик Cу-24 и с югов перевели на Дальний Восток. Через два года сократили и тот полк Су-24. Ещё пару лет Бровина промурыжили в полку перехватчиков МиГ-31, вообще не летавших тогда, а потом выперли на пенсию.
«Привет, Серёга! – писал Олежка. - От Веника (помнишь такого?) узнал, что тебя можно найти в «Одноклассниках». Я сейчас проездом в Москве. Мне до зарезу нужно с тобой встретиться - обшушукать одно дельце. Веник говорил, что у тебя сейчас напряг с работой. Вот как раз по этому поводу разговор».
Гапон был в он-лайне.
«Привет, Олег! – написал Бровин. – До Москвы сейчас добраться не смогу. Проблемы по жизни. Если есть возможность – подъезжай ко мне сам. Буду рад тебя видеть».
Тут же пришёл ответ:
«Отлично! Подъеду сегодня вечером».
Бровин ответил «Ок», и Гапон тут же вышел из сети.

Под вечер к воротам бровинского дома подъехал… советский правительственный «ЗиЛ» с красным флажком СССР у решётки радиатора. Из него вылез несколько «возмужавший», но вполне узнаваемый Гапон – загорелый и белозубый, в бейсболке на поседевшем ёжике волос, одетый в "фельдиперсовую" кожаную лётную куртку и какие-то вражеские лётные брюки с множеством карманов. Пока Гапон и Бровин обнимались с шутками-прибаутками из «ЗиЛа» выскользнула пассажирка и в нерешительности встала рядом с машиной. Гапон притянул её к себе за руку:
- Знакомься, Серёга! Моя племяшка – Маргаритка. Девушка изумительной красоты, но немножко стеснительная и оттого ещё не замужем.
- Дядя… Вы опять...
- Не опять, а снова! – смеялся Гапон.
Девушка покраснела и опустила глаза.
- Мы с дядькой Серёжкой похороводили в своё время! Дядька Серёжка – он и лётчик отличный, и человек, каких сейчас мало, - человек чести! Так что знакомьтесь! Чёрт, рад тебя видеть в добром здравии, старик!
«Племяшка» робко протянула руку Бровину:
- Маргарита…
- Сергей. Сергей Александрович.
Бровин пожал протянутую ему маленькую ручку. Девушка ещё гуще покраснела.
Хозяин повёл их в дом. А пока они шли, Гапон продолжал балагурить:
- Мне говорили, Серёг, у тебя парень уже совсем вырос…
- Да, институт заканчивает уже.
- А дальше куда думает податься?
- Дальше собрался служить Родине в Вооружённых Силах.
- О! Молодец! Гусар! – Гапон улыбался. – Он же не женат ещё? Нет? Так, может, познакомим их с Маргариткой?
- Познакомим, - вполне серьёзно отвечал Бровин-старший, ещё раз поглядев на Маргариту. – Через час мой гусар домой вернётся и познакомим… Ты расскажи, Олежка, откуда ты такой раритетный красавец-лимузин себе откопал?
- А что?! Хороший лимузин! Это вот пусть ваши президенты на «меринах» ездят, а русский человек должен ездить на русской машине. На ХОРОШЕЙ русской машине. Я так считаю.
- «Наши президенты»? А они что, не ваши?
- Неее, Серёг! Эти президенты, которые на «меринах», – ваши. А я уже десять лет, как гражданин Греции. Эллин, блин!
На пороге дома их встретили Ирина с Катюшкой. Снова начали знакомиться. Потом посидели, выпили. Вернулся Володька из института. Ещё посидели. Потом Бровин отправил молодёжь в сопровождении Ирины осматривать кроликов. А бывшие сослуживцы перешли к делу.
- Серёга, хочу предложить тебе работёнку.
- И какого рода работа?
- Хорошая. Интересная и неплохо оплачиваемая. Такая, которую ты сам любишь и умеешь делать лучше всего…
- Ну, сейчас я охраняю мобильники по ночам.
- Я тебе и предлагаю сделать этот этап переходным к возврату в человеческую жизнь.
- Давай конкретнее, Олег.
- Я уже десять лет живу на Крите, Серёг. В Гераклионе. В тамошнем аэропорту у меня небольшая фирма. Я покупаю в Восточной Европе старые самолёты (в основном, советские), перегоняю их на Крит. Там мои ребята доводят их до идеального состояния, после чего я продаю эти машины мужикам с достатком выше среднего - коллекционерам, по всему миру: в Западную Европу, в Штаты, арабам… Я планирую расширить свой бизнес. И мне срочно нужен ещё один лётчик. Классный лётчик, в котором я буду уверен даже больше, чем в себе самом. Смекаешь? Каждый из этих самолётов стоит слишком дорого, чтобы я мог себе позволить их терять без ОЧЕНЬ веской причины.
- Олег, ты десять лет живёшь на Крите, а я уже десять лет не летал.
- Брось, старик! Это всё вздор. Неделя-другая интенсивных тренировочных полётов, и ты снова будешь в форме, как раньше. А раньше ты летал лучше всех в нашем выпуске. Поэтому-то я обратился именно к тебе.
Бровин пока слушал в основном молча.
Гапон продолжил:
- Обдумай, конечно, Серёг, но предложение стоящее! Забирай жену и ребят, и айда ко мне. На первых порах поживёте в моём доме, а дальше – как сами захотите. У меня места валом, я вас выгонять не буду по-любому. К тому же, старик, это Крит! Курорт, мать его ети! Тепло, солнце, пляжи, горы, памятники древние, море какое!.. Зарплату для начала дам – 4000 евро в месяц. Плюс бонусы за каждый удачно выполненный перелёт. Потом – посмотрим. Как будет дело развиваться…
- У меня есть время обдумать?
- Время не ждёт, старина. Честно тебе говорю... Но денёк подождать могу.
- Хорошо, Олег. Ответ дам завтра утром. А пока давай отдыхать…
Последний раз редактировалось -=NT=-Jack Ср апр 28, 2010 8:06 am, всего редактировалось 1 раз.
Изображение

Ad
друг сквада
Сообщения: 473
Зарегистрирован: Вт июн 02, 2009 9:25 am
Откуда: г.Сочи URSS

Сообщение Ad » Вт мар 30, 2010 9:15 pm

Продолжение будет?

Аватара пользователя
-=NT=-Baur
Пилот-бортмеханик
Сообщения: 7313
Зарегистрирован: Вт ноя 07, 2006 11:43 am
Откуда: г.Сочи Адлерский р-он

Сообщение -=NT=-Baur » Вт мар 30, 2010 10:20 pm

А я думал тут писать нельзя. В смысле только писателям. Начало мне очень понравилось! Я даже на работе рассказывал. Понравилось тем, что если изменить некоторые имена и место событий, то можно подумать, что разбор ситуации идёт в кабинете у нашего генерала :lol: :lol: :lol:
Ну просто очень похоже. Правда кто будет из "наших" в роли главного героя я так и не решил. Потому как все жополизы и карьеристы. Я их называю одним словом - ЖОПОШНИКИ. Вань. Если тут писать нельзя-удаляй пост смело, я не в обиде.
Ни одна доброта не останется безнаказанной...

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Ср мар 31, 2010 1:06 am

Продолжение будет. Я с сегодняшнего дня в отпуск пошёл. Так что оформлю то, что уже в голове давно сидит.
В чужих темах можно писать:
а). требования дальнейших творческих свершений;
б). конструктивные критические замечания (ошибки языковые, логические, фактические).
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Пт май 28, 2010 5:33 pm

Ну, и вот. Прошло всего три месяца... :)
Извиняюсь, конечно, что так долго писалась следующая глава. Но так вот получилось. :oops:


Глава первая.
«Чебурашка»
Больше 12 часов «ЗиЛ» мягко летел по трассе М4. Ира с Катериной в тёплом сумраке дремали на заднем диване. Маргарита свила себе уютное гнездо в среднем ряду сидений и с интересом разглядывала смену российской природы, проплывавшей за окном. Сначала восходившее солнце янтарём расцвечивало зелёные и ярко-жёлтые поля, разделённые густыми посадками акаций. Днём стали появляться широколиственные перелески. А сейчас, в последних лучах уже севшего за горизонт солнца, с обеих сторон стеной стоял хвойный лес.
Маргаритка уже два года жила у дяди в Греции, только что закончила там привилегированный колледж для девушек. На Крите было очень красиво и интересно. Снежно-белые домики с красными крышами под ярким, но не обжигающим солнцем. Почти в любом месте их городка можно было увидеть переливающееся зайчиками синее море. Она чувствовала себя как дома среди добродушных, приветливых людей. И время там летело незаметно.
Сейчас она смотрела в окно на тёмные стены нависающего над дорогой леса. На душе у неё было грустно и одновременно тепло. На древнем Крите замечательно, но там невозможно вот так, много часов подряд, ехать на автомобиле в даль дальнюю, по степям и лесам, проскакивая по мостам через большие и маленькие речки. Мальчишки и девчонки из России, с которыми она общалась за границей, родину не то, чтобы не любили, но она у них постепенно уходила на второй план, затеняясь красотами и культурой Западной Европы. А русские красота и культура постепенно покрывались для них экспортным матрёшечно-балалаечным налётом. Когда же сверстники возвращались на каникулы домой, в Россию, родина представала перед ними со всеми своими недостатками: где-то неубранная, где-то хулиганская, где-то взяточническая. И тогда маргариткины сверстники окончательно превращались в европейцев.
Даже её собственный дядя любил родину какой-то, как писал Лермонтов, «странною любовью». Просматривая российские новости по спутнику, дядя постоянно вступал в горячую полемику с телевизионными дикторами. На чём свет стоит он костерил нынешние российские власти и их политику. Зато, когда Российская армия воевала с грузинами в Осетии, дядя Олег ввязался в драку с тремя польскими туристами, которые разгуливали по Гераклиону с грузинским флагом. Подоспевшая полиция вытащила одного поляка из кустов в выключенном состоянии, второй пытался протереть глаза от маргариткиного дезодоранта для полости рта (с запахом мяты), а с третьего полицейским еле-еле удалось снять дядю Олега, усевшегося на пана туриста верхом и размеренно месившего его кулаками, словно тесто.
Из участка (не без труда и денежных вливаний) их вызволил дядин адвокат. Вечером «сидельцы» уже расположились на веранде для любимой ими обоими посиделки на закате. Дядя потягивал коньяк, периодически морщась от боли, когда подхватывал фужер правой рукой. Племянница, лёжа в шезлонге, наслаждалась свежевыжатым апельсиновым соком со льдом. Дядя Олег «для порядку» бурчал по поводу того, что выпускницам пансионата для девушек негоже встревать в мужские дела, как босячкам. Маргаритка «для порядку» соглашалась и говорила, что больше не будет. Хотя, сказать по правде, дядя сам себе места не находил из-за того, что не сдержался и втянул девчонку в драку, а племяшка и в следующий раз без оглядки бросилась бы на защиту горячо любимого дядьки. Маргарита с детства росла без отца, а у Олега Гапона не было своих детей…
Дядя опять весь день провёл за рулём. Они забрали с собой того лётчика и его семью, к которым заезжали на юге, и теперь уже снова неслись по Подмосковью. Под приглушенные композиции Поля Мориа из CD-чейнджера лётчики о чём-то вполголоса спорили.
- … да говорю тебе, Серёга, не все новые русские – такие мудаки, как твой заводской барин! Видал я уже не один десяток таких, как он. В основном – бывшие пропагандоны. При большевиках на собраниях сношали рядовым партейцам мозги до полной потери веры в коммунизм. А теперь перекрасились, стали барами, перед которыми Салтычиха отдыхает. Пойми, такие козлы были при любой власти. И им всегда будет хорошо: при царе, при большевиках, при поляках с немцами, снова при царе. Им всё равно, какая власть. И раньше они были у корыта, и теперь.
- Да где ты других-то видел, Олежка?! Только матёрый кабан может распихать других и добраться до корыта. А если в тебе что-то человеческое осталось, то у корыта и это растеряешь. Со свиньями свинячиться – по-свински хрюкать. Иначе затопчут!
- А я тебе сегодня познакомлю со знатной капиталистической акулой, которой пожать руку я считаю за честь. Мы, кстати, приехали.
Гапон свернул с трассы, и ЗиЛ упёрся в высоченный забор с внушительными воротами. Последовал звонок по мобильнику, и вскоре ворота открылись, впуская советский лимузин на длинную липовую аллею, оканчивавшуюся огромной клумбой у красивого, но не вычурного особняка современной архитектуры. Посреди клумбы с огромными селекционными розами в лучах подсветки стоял на постаменте… истребитель МиГ-15.
Гостей на пороге дома встречала хозяйка – высокая, улыбчивая женщина лет тридцати с небольшим. Она извинилась, что мужа ещё нет дома, пообещала, что тот вскоре прибудет. Во главе небольшого отряда прислуги она быстренько расселила прибывших и пригласила всех на ужин.
Пока суть да дело, Гапон объяснил Бровину, чьи это хоромы: «Хозяин – Андрюха Гринёв - человек обеспеченный и влиятельный. У него верфь в Калининграде, что-то аграрное в Ставропольском крае, недвижимость по Москве и ещё много всякой всячины по мелочи. Правда, обеспеченных и влиятельных сейчас – пруд пруди. Только тратят они своё «влияние» на особняки в куршавелях, фабержовые яйца и прочие понты. А Гриня – правильный капиталист. Он из бывших самолётостроителей, фанатеет отечественной авиацией. «Мигаря» перед домом видел? – Гапон подмигнул. – Так это ещё мелочи! У него в ангарах за домом такие раритеты собраны – закачаешься! Я и сам ему кое-что дельное подкинул. Через это и познакомились с ним. Гриня любит своей коллекцией хвалиться. Мы тут перекантуемся недельку, пока вам документы на выезд сделаем, так что ещё успеешь посмотреть его музейчик».
С современным русским капиталистом – фанатом авиации – Сергею Бровину удалось познакомиться буквально через полчаса. Тот влетел в столовую в самом начале ужина. Андрей Гринёв оказался немного нескладным двухметровым сухопарым гигантом в очках. Лет ему было что-то около 36-38-ми, то есть столько, чтобы помнить последние золотые годы Советского Союза и успеть побывать в комсомоле. Поздоровавшись с гостями, он крепко вцепился обеими своими лапищами баскетболиста в правую руку Бровина, принялся бурно её трясти:
- Очень рад, Сергей Александрович. Очень рад! Наслышан о вас от Олега.
Слово за слово, Гринёв постепенно вытянул Бровина и Гапона на разговор об их ратной молодости в небе Афганистана. И дальше пошло-поехало. Женщины уже давно ушли спать, а за столом текли рассказы о полётах в Афгане, Сибири, Восточной Германии и на Дальнем Востоке. С горящими глазами хозяин слушал историю, как катапультировался из подбитого самолёта Бровин, как потом он приземлился на край минного поля, чудом выбрался из него, а потом четверть часа отстреливался от духов из автомата, пока его не вытащила из переделки пара Ми-24-х…
Под утро Гапон, наконец, оторвал Гриню от изрядно утомлённого Бровина. Перед тем, как идти спать, хозяин, несмотря на глубокую ночь, позвонил кому-то по телефону и сказал, что завтра (то есть сегодня) в офисе не появится и чтобы дела по спуску нового буксира решали без него. На этом и разошлись спать.
После позднего завтрака Гриня потащил Бровина на просмотр своей коллекции самолётов. Сказать, что Бровин был удивлён и заинтересован тем, что он увидел, - это ничего не сказать. В просторном ангаре стояли И-15 и И-16, МиГ-3 и Як-3, «Спитфайр» и «Мустанг», «Мессершмитт - 109» и «Дуглас», «Хеллкет» и «Корсар».
- Да у вас тут прямо «Монино на дому»!
- О, нет! Вы мой музей с тем кладбищем не сравнивайте. Все мои машины – летающие. Отечественные старички, правда, - реплики: точные копии тех самолётов с современными двигателями. Только Як-3 настоящий. Он один из тех, на которых французы из «Нормандии-Неман» улетели домой в 45-ом. Его как раз Олег для меня достал, - Гринёв, улыбаясь, переглянулся с Гапоном. - А «иностранцы» - все настоящие, оригинальные. У меня тут имеется небольшая полоса на шестьсот метров, и я, когда время позволяет, своих красавцев поднимаю в воздух. Чтоб не застаивались. А сейчас пойдёмте в соседний ангар. Я вам свою жемчужину покажу.
Рядом, в ангаре поменьше, оказался двухместный штурмовик «Ил-2». Он был обставлен стремянками, частично закрыт брезентом, но спутать легендарную машину времён Великой Отечественной с чем-то другим было невозможно.
- Это почти настоящий «Горбатый». Бронекоробка и мотор – родные. Их вытащили из тьмутаракани под Новгородом. Он подбитый сел на болото, экипаж смог выбраться, а «Илюша» утонул. В прошлом году его аккуратно вытащили и привезли сюда. Теперь вот восстанавливаем старичка.
Спустя час все трое отправились обратно, в дом. По пути хозяин начал деликатно выспрашивать у Бровина подробности навалившихся на того проблем. Гринёв, видимо, был и так уже хорошо осведомлён о произошедшей на ЖБИ истории и её последствиях. Сергей не привык выносить сор из избы и бросал на Гапона косые взгляды, а друг только дурацки ухмылялся.
Этот разговор получил продолжение вечером того же дня. Довольно поздно, часов в десять, отцу позвонил Володя. Уезжать вместе с родителями он наотрез отказался и остался у бабушки. «Что ж, - решили Бровины старшие. – Вовка – человек уже достаточно взрослый, самостоятельный и рассудительный. Да и диплом на носу. С бабушкой – бывшим преподавателем высшей математики в институте, женщиной мудрой и вполне ещё бодрой – он точно не пропадёт».
- Пап, тут такое случилось!
- Что такое, Володь?! Как вы там?
- Только что к нам заявился Николай Иванович!!
- Кто???
- Николай Иванович! Директор с ЖБИ, твой начальник. Глаза с пятирублёвку, запыханный!
- И?! Что он хотел-то?
–Как он нас нашёл – ума не приложу. Но как-то нашёл. Не в том суть…
- Да что у вас там случилось?!!
- Он принёс новое судебное решение. По нашему дому. Старое пересмотрено. Теперь всё снова в порядке. Наш дом сносить не будут. Мы можем туда возвращаться в любой момент. Ещё он просил тебе передать, что ты можешь вернуться на комбинат, если захочешь. Он тебе предлагает должность директора по безопасности.
Бровин молчал, переваривая информацию... Андрей Гринёв определённо имел большие связи во власти, если местный царь Николай Иванович с пеной у рта бегал по всему городу, чтобы исправить свои же делишки.
- Ясно. Хорошо, что всё так кончилось…
- Пап, вы теперь вернётесь?
- Посоветуюсь с мамой… Но, скорее всего, нет, сынок… Не расслабляйся! Готовься к диплому.
- Жалко… Ладно, пап. Не переживай. Всё будет нормально!

Бровин нашёл Андрея Гринёва в кабинете.
- Разрешите?
- Конечно, Сергей Александрович, входите!
Бровин крепко пожал ему руку:
- Спасибо, Андрей, за помощь…
- Пустое, Сергей Александрович. Это вам спасибо.
- Мне? Мне-то за что?
- За Афган. За то, что я мальчишкой рос под мирным небом…

Прошла неделя. По рулёжке подмосковного аэропорта «Домодедово» катился ярко раскрашенный Ан-72 - с нарисованным на борту флагом военно-воздушных сил СССР. Маленький транспортный самолётик получил в народе прозвище «Чебурашка» за лопухами торчащие над крыльями крупные реактивные двигатели. Эту машину Олег Гапон держал для всего сразу. «Чебурашка» был ему и грузовиком, и автобусом, и передвижной авиамастерской. В пассажирских креслах устроились Ирина и Катюшка Бровины вместе с Маргариткой. В грузовом отсеке стоял пришвартованный верный «ЗиЛ».
Гапон в кресле командира щёлкал тумблерами. Бровина после получасового инструктажа он усадил за второго пилота: «Давай, Серёга, начинай вспоминать!».
Хорошо пригруженный «ЗиЛом» «Чебурашка» шумно затормозил на предварительном старте, ожидая своей очереди вырулить на взлётную полосу. Наконец, стартовал шедший перед ними казахский «туполев». Бровин получил у диспетчера «добро» выйти на исполнительный старт.
- Домодедово-вышка, я чарли виски 7 3 6 7 7 эко, тип «антонов». На исполнительном. Разрешите взлёт.
- Антонов чарли виски 73677 эко. Домодедово-вышка. Взлёт разрешаю.
Гапон плавно двинул РУДы вперёд и отпустил тормоза. «Чебурашка» шустро побежал вперёд по полосе, набирая скорость.
- 100… 120… 150… 190… Скорость принятия решения.
- Взлёт продолжаем.
- 220… Подъём… Отрыв… Скорость растёт… Скорость безопасная…
- Убрать шасси.
Задорно свистящий «чебурашка» ушёл в небо, подобрал шасси и, набирая высоту, лёг в разворот. Началась погоня за уходящим на покой огромным вечерним солнцем.
Изображение

Аватара пользователя
-=NT=-Jack
В отставке
Сообщения: 3664
Зарегистрирован: Пн ноя 06, 2006 9:23 am
Откуда: Таганрог URRC

Сообщение -=NT=-Jack » Вт окт 26, 2010 8:59 am

Вот как кстати у меня развивались события в следующей главе. Прям в тему наших недавних полетушек. :)

Глава вторая.
«Альбатрос»
Возраст для мужчины – штука ещё более коварная, чем для женщины. В тридцать лет ты полон сил и здоровья, хотя время от времени замечаешь, что, как только бросаешь физические нагрузки, потихоньку набираешь вес. Проходит ещё каких-то пять лет, и вес начинает расти, даже когда ты стараешься придерживаться диеты и более-менее регулярно занимаешься спортом. «Где же вы, мои 60 (70) килограмм?!» - спрашиваешь ты себя с ностальгией. К тому же там и сям начинает что-то побаливать и похрустывать. Но ты машешь рукой: «Пустяки!». Ну, а пятый десяток обычно обрушивается на нашего брата самосвалом кирпичей, постепенно низводя мужчину в категорию пожилых.
Сергею Бровину было 49, и он уже вплотную приблизился к неприятной юбилейно-округлой цифре «50». Зеркальной болезнью он не страдал, но 49 – это 49. Кросс, как это было в училище 30 лет назад, он бы уже не пробежал. Лёгкие и сердце были уже не те. Да и жирок… Так его разэтак!
Прошёл уже почти месяц с тех пор, как он с женой и дочерью прилетел на Крит. За это время Ира с Катериной, предводительствуемые Маргариткой, осмотрели большинство наиболее известных мест древнего острова. А Бровин-старший целыми днями пропадал в аэропорту.
Помимо «чебурашки» у Гапона задержался ещё и L-39 «Альбатрос». Этот чешский учебный самолёт был хорошей «летающей партой» для выработки и поддержания навыков пилота-реактивщика и, что не менее важно, в обслуживании он обходился недорого.
«Альбатрос», который был у Гапона, когда-то принадлежал одному из советских лётных училищ. В конце девяностых училище благополучно разогнали, а не старый ещё учебный самолётик хотели сбагрить на «цветняк» в меркантильных целях личного обогащения. Но тогда по счастливой случайности Гапон оказался в России, на очередной «охоте» как раз за такими жертвами военно-воздушного воровства и коррупции. Гапон шлёпнул на стол начальника училища пакет с баксами. Под сытое мурчание про «деловой подход» конверт продолжил путь в верхний ящик стола. И «Альбатрос» через месяц улетел в Чехию на ремонт и модернизацию вместо того, чтобы в расчленённом виде уехать на пункт приёма цветного металла. Мало того! В качестве «бонуса от фирмы» гапоновский «чебурашка» увёз с аэродрома того же училища запасной двигатель и ещё кой-чего из потрохов L-39.
Из передней кабины этого «альбатроса» и вылезал сейчас Бровин. Гапон гонял его нещадно. Каждый день они налётывали часа по три-четыре: взлетали из аэропорта Ираклиона и уходили на восток, на небольшой аэродром частной авиации. Там начинались тренировки: пилотаж, имитация разнообразных отказов, полёт вслепую под шторкой. Бровин восстановился достаточно быстро. Одна беда, на которой они споткнулись – радиообмен на английском. С этим дело совсем не клеилось. Бровин в школе учил немецкий, а во время службы в советской ИБА ему, понятное дело, не доводилось сталкиваться с английским радиообменом.
Гапон психовал и матерно ругался: «Серёга, …, соберись, …!». Бровин собрался и заграничную фразеологию с тамошними правилами навигации всё-таки выучил. После чего процесс уткнулся в живое общение с диспетчерами. Бровин не понимал греческий английский диспетчеров, а те не понимали его «Никос Казантакис гроунд, чарлей гольф икс-рей, сэй эгаин, плеаз». Кое-какие успехи постепенно наметились, но до свободного общения было ещё далеко. Поэтому во время их учёбных полётов радиообмен вёл в основном Гапон. Или, как сегодня, Маргарита.
Авиация во многом была смыслом жизни дяди Олега до появления племянницы на маршруте его жизненного полёта. Флайт левел 3-8-0, круизинг спид – 0.85 М, длинноногие стюардессы, хорошие коньяки, прекрасные виды… А тут – хлоп! NAVIGATION SYSTEM FAILURE: сначала истерический звонок от сестры, а потом появился рядом вот этот тонкий, красивый женский профиль, точь в точь, как на фотографиях его матери в молодости, и серо-голубые глаза, как у сестры и у него самого.
В отличие от большинства русских людей, Олег Гапон не стал ломать голову в поиске ответа на вечный вопрос «Что делать?». Он вообще не стал делать выбор между племянницей и авиацией. Он их просто объединил – подружил Маргариту с авиацией. Племяшка часто летала вместе с ним. Он иногда давал ей «порулить» и даже подумывал над тем, чтобы оплатить ей курсы частных пилотов. Племянница же, говоря по секрету, попала под опеку к дяде, когда взятая без спросу и разбитая в хлам машина окончательно переполнила чашу материнского терпения. Вот такой необычной девушкой была Марго! С мальчиками-ровесниками общаться она не любила, потому что стеснялась, а украсть из гаража мамин «пыжик» и положить на нём вправо стрелку спидометра – нет. Новый муж мамы – владелец сети супермаркетов «Червонец» - для неё авторитетом не стал с самого начала. А за неожиданно обретённым дядей (с его романтичным ореолом лихого авиатора) она ходила хвостом.
Сейчас, дружески беседуя после очередного облёта Крита, Бровин вместе с Маргаритой шли со стоянки в сторону главного административного здания аэропорта «Никос Казантакис», где у Гапона находился небольшой офис. Маргарита сегодня была довольна своим учеником: Бровин в этот раз вёл обмен с диспетчерами почти без ошибок.
- …Ты любишь мотоциклы?
- Конечно! У меня в России был друг. Они жили в соседнем подъезде. Мы с ним вместе ходили в детский сад, потом в одну школу. У него был старый мотоцикл – «Ява». На нём я и научилась ездить. Мама узнала – запретила. Потом она вышла замуж второй раз. Тогда мне вообще с тем парнем дружить запретили. Сказали, что он мне в друзья не годится…
- А ты что?
- А что я? Я тогда начала на маминой машине ездить, - Марго грустно улыбнулась. – За что и была сослана к дяде, как неуправляемый подросток...
- Смотрю, ты не очень опечалилась своей ссылке.
- Я дядю очень люблю. С ним хорошо… Но иногда мне грустно, когда я вспоминаю… тот красный мотоцикл.
Бровин понимающе кивнул. Дальше они пошли молча.
В Маргаритку - открытую и непосредственную, красивую и неиспорченную - нельзя было не влюбиться. Бровин тоже в неё влюбился. Платонически, конечно. Точнее будет сказать – привязался. Хотя Ирина сначала даже навострила ушки и некоторое время внимательнее приглядывала за мужем. Но Ирина была женщиной умной и вскоре поняла, что беспокоиться ей не о чем. Да и сама она сразу полюбила эту светлую девчушку. Как могла, Ирина окружила её своей женской теплотой, которую не мог дать Маргаритке дядя. И та отвечала ей взаимной привязанностью. В общем, в доме у Гапона царили мир и взаимопонимание.
- Серёга, Марго, давайте быстрее! Дело есть! - Гапон кричал из окна своего офиса, перекрывая шум взлетающего «Боинга»-737.
Бровин с Маргариткой ускорились и уже через несколько минут ввалились в офис.
- Привет, авиаторы! Серёга, появилось первое настоящее дело для тебя.
- Когда лететь и куда?
- Через час. В Сирию.
- Ого! Почему такая спешка?
- Потому что, старик, вокруг сплошной капитализм! – Гапон подмигнул. – Конкуренты не дают расслабиться. Короче говоря, вводная будет такая. Один сирийский отставной ВВСный генерал хочет вспомнить молодость и свою учёбу в Краснодарском училище. Летал он там на «Элках». Вот и хочет заполучить похожий аппарат в личное пользование. Цена подходящая. За такую мой L-39 спулить не жалко. Одна проблема: у нас есть конкуренты. Румыны… Не при Маргаритке будет сказано про героических румынских лётчиков… Этот господин-товарищ генерал родом из какой-то сирийской деревеньки возле развалин Пальмиры. Ага, той самой, древней, как мамонты. Главное условие приобретения самолёта: он купит машину у тех, кто первым доберётся до аэропорта Пальмира. Причуды богатых. Поэтому лететь нужно прямо сейчас. «Элку» уже осматривают, примострячивают подвесные баки, заправляют. Так что у тебя, Серёг, на подготовку есть около часа. Перелёт уже зарегистрирован. Я полечу следом на «Чебурашке» с техниками и запчастями.
Гапон посмотрел на племянницу:
- Марго, ты в Сирии ведь ещё не была? С Сергеем Александровичем слетаешь в качестве бортрадиста, чтобы он с арабами общий язык нашёл?
- Дядя! Зачем вы спрашиваете? Конечно.
- Молодца, племяшка! Вся в дядьку! Ну, всё. Работаем!
Гапон убежал к техникам – контролировать их работу. Бровин зарылся в навигационные карты, попутно звоня по мобильнику жене, чтобы сообщить о командировке и попросить передать через Маргаритку его командировочный чемоданчик. Марго прыгнула в дядин разъездной лендровер и понеслась домой за вещами для обоих экипажей, гудя удивлённо таращившимся на неё неспешным грекам.
………
Бровин и Марго летели уже два часа. Давно опустели подвесные баки. Позади остался Кипр, за каких-то 10 минут с небольшим они проскочили Ливан с запада на восток и вошли в воздушное пространство Сирии. Маргаритка лихо общалась с диспетчерами центров в Никосии и Дамаске. Бровину оставалось только пилотировать самолёт. На L-39 автопилота нет, но небо над Восточным Средиземноморьем в тот день было чистым и спокойным - оттриммированный самолёт шёл, почти как по рельсам.
В восьми километрах внизу лежали лазоревые просторы моря, гористый Кипр, острова зелени на побережье Ливана. Раньше Бровин много слышал про этот уголок Земного Шара, но всё больше в программе «Время» и на политинформации. Своими глазами он видел всё это впервые. Хотя с такой высоты мало что можно было разглядеть. «Эх, надо будет сюда с моими съездить! А ещё лучше – сплавать на круизном теплоходе».
Солнце уже ушло за горизонт, быстро темнело. Они уже снизились до высоты круга и подошли к аэропорту.
- Маргарита, запроси посадку.
- Ок, Сергей Александрович… Palmira-control, Charley, Golf, X-Ray, type Aero, request landing.
Диспетчер что-то проквакал в ответ. Бровин понял только, что посадку разрешили. Марго ответила:
- Roger, Palmira-control. Runway 08. Type Aero, Charley, Golf, X-Ray
И тут же доложила Бровину:
- Сергей Александрович, посадку разрешили, полоса 08. Давление 1013, ветер северо-восточный, 4 узла.
- Ну, и отличненько. Поехали садиться.
Аэродром уже находился в пределах видимости. Бровин выпустил шасси и закрылки, подправил нос самолёта на огни полосы. «Альбатрос» вошёл в посадочную глиссаду.
Когда до полосы оставалось всего километров пять-шесть, в эфир влез новый голос и вступил в переговоры с диспетчером.
- Сергей Александрович, это такой же самолёт, как у нас. Он говорит, у него отказ гидросистемы и задымление кабины. Просит экстренную посадку. Диспетчер нам посадку запретил и направил в Дамаск. Что отвечать?
- Вот, грёбаные румыны…
У Бровина в голове мгновенно пронеслась мысль послать диспетчера в зад: доложить остаток топлива на 10 минут и всё равно сажать машину здесь. Но тут же он вспомнил слова Гапона «Каждый из этих самолётов стоит слишком дорого, чтобы я мог себе позволить их терять без ОЧЕНЬ веской причины». Посадка здесь – по-любому риск. Сейчас вылезет на полосу какая-нибудь пожарная или скорая - с арабов станется… А он отвечал перед Серёгой не только за самолёт, но и за Марго…
- Маргарита, докладывай: «Понял, ухожу на Дамаск»…
- … Хорошо…
Расстроенный и злой Бровин двинул РУД на «максимал» и переставил кран шасси на уборку. Самолёт перестал снижаться, а потом плавно пошёл вверх. Машина как-будто с большой неохотой отказалась от посадки и прощалась с замелькавшим внизу асфальтом взлётной полосы. «Вот чёрт! Первое дело – и сразу облажался!». Бровин матерился про себя.
Насупленная Маргарита сжала кулачки, щёлкнула тумблером внутренней связи:
- Чёрта с два им! Мы всё равно будем здесь первыми!
Щелчок, и связь оборвалась. Бровин пытался разглядеть через плечо, что делается в задней кабине, одновременно удерживая самолёт в наборе высоты. Сзади мелькали какая-то возня и чертыхания.
- Марго, ты что задумала?! А ну, отставить!!
Тугой вихрь набегающего воздуха ворвался в кабину – задний фонарь распахнулся. Самолёт просел от тормозящего удара и его сразу повело в правый крен. Ручку управления трясло так, что Бровин с трудом удерживал её. Краем глаза было видно, как Маргарита сантиметр за сантиметром выбирается из кабины, изо всех силёнок преодолевая сильнейший напор воздушного потока.
Сергей уже никак не мог остановить девчонку - всё-таки вылезет, засранка! И тогда её или засосёт в воздухозаборник или размажет об оперение. Конструкторы поставили в L-39 катапульты и не рассчитывали на геройство русских девушек. Чтобы дать ей хоть какие-то шансы выжить, Сергей выпустил воздушный тормоз и с большим трудом стал заваливать самолёт в левую «бочку», опуская для Марго открытый левый борт кабины. Через несколько секунд самолёт перевернулся брюхом вверх. Маленькая фигурка вывалилась из кабины и исчезла где-то сзади…
Следующие полминуты, наверное, были самыми тяжёлыми со времён Афганистана. Бровин вернул самолёт в нормальный полёт и начал разворачиваться. Сердце колотилось отбойным молотком, глаза шарили по сумеркам, пытаясь разглядеть купол парашюта. Наконец, за хвостом открылась полоса аэродрома. Есть! Вот он! Белое пятнышко висит недалеко от ближнего к нему торца полосы. Мгновение, и купол обмяк, съёжился, а вскоре и потерялся в темноте совсем.
Бровин снова повёл тяжело управляемый самолёт на посадку.
Изображение

vituzzo
Посетитель
Сообщения: 20
Зарегистрирован: Чт май 16, 2013 5:07 pm
Откуда: Italia

Сообщение vituzzo » Ср янв 08, 2014 5:28 pm

А есть продолжение?
Acer Aspire Intel Core i7, AMD Radeon HD 6650M 2GB VRAM, 8GB DDR 3 memory

Аватара пользователя
-=NT=-Baur
Пилот-бортмеханик
Сообщения: 7313
Зарегистрирован: Вт ноя 07, 2006 11:43 am
Откуда: г.Сочи Адлерский р-он

Сообщение -=NT=-Baur » Ср янв 08, 2014 8:41 pm

Джек (к сожалению) покинул наш сквад и больше я о нем ничего не слышал. :(
Ни одна доброта не останется безнаказанной...

vituzzo
Посетитель
Сообщения: 20
Зарегистрирован: Чт май 16, 2013 5:07 pm
Откуда: Italia

Сообщение vituzzo » Ср янв 08, 2014 9:13 pm

Очень жаль!!! Хорошо пишет!
Acer Aspire Intel Core i7, AMD Radeon HD 6650M 2GB VRAM, 8GB DDR 3 memory

Аватара пользователя
-=NT=-Varysh
Пилот-истребитель
Сообщения: 1059
Зарегистрирован: Вс дек 10, 2006 12:18 pm
Откуда: г. Пермь

Сообщение -=NT=-Varysh » Чт янв 09, 2014 6:51 am

Можешь ему на мыло написать, может ответит. Передавай привет кстати.
Ибу ибуди дадао муди (с)

Аватара пользователя
GVL224
Электронщик
Сообщения: 484
Зарегистрирован: Ср апр 07, 2010 2:12 pm

Сообщение GVL224 » Чт янв 09, 2014 10:40 am

Интересный рассказ, жаль нет продолжения...

Аватара пользователя
-=NT=-Baur
Пилот-бортмеханик
Сообщения: 7313
Зарегистрирован: Вт ноя 07, 2006 11:43 am
Откуда: г.Сочи Адлерский р-он

Сообщение -=NT=-Baur » Чт янв 09, 2014 11:14 am

-=NT=-Varysh писал(а):Можешь ему на мыло написать,...
Кстати ДА! Ему будет приятно.
Ни одна доброта не останется безнаказанной...

vituzzo
Посетитель
Сообщения: 20
Зарегистрирован: Чт май 16, 2013 5:07 pm
Откуда: Italia

Сообщение vituzzo » Чт янв 09, 2014 12:46 pm

-=NT=-Varysh писал(а):Можешь ему на мыло написать, может ответит. Передавай привет кстати.

А где ж его эмейл взять? -В профиле только личные сообщения и всё.
Acer Aspire Intel Core i7, AMD Radeon HD 6650M 2GB VRAM, 8GB DDR 3 memory

Аватара пользователя
-=NT=-Baur
Пилот-бортмеханик
Сообщения: 7313
Зарегистрирован: Вт ноя 07, 2006 11:43 am
Откуда: г.Сочи Адлерский р-он

Сообщение -=NT=-Baur » Чт янв 09, 2014 5:00 pm

vituzzo писал(а):А где ж его эмейл взять?
Под каждым его сообщением (как и у всех).
Ни одна доброта не останется безнаказанной...

vituzzo
Посетитель
Сообщения: 20
Зарегистрирован: Чт май 16, 2013 5:07 pm
Откуда: Italia

Иван

Сообщение vituzzo » Ср янв 21, 2015 9:26 pm

Ну что, нашёл я Ивана в Фейсбуке. Но на мои сообщения он не ответил :(
Acer Aspire Intel Core i7, AMD Radeon HD 6650M 2GB VRAM, 8GB DDR 3 memory


Вернуться в «Наше творчество»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость